?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

(продолжение, шестая часть http://blagolub.livejournal.com/17987.html )

Цитация святых Отцов в книге продолжается следующей выдержкой: «Свт. Григорий Богослов высказывает ту же мысль: "Как многие из нас бывают не от нас, потому что жизнь делает их чуждыми общему телу; так многие из не принадлежавших к нам бывают наши, поскольку добрыми нравами предваряют веру, и обладая самою вещью, не имеют только имени"» (с.95).
      

   
Слова назианзкого святителя автор брошюры приводит в контексте развиваемой в книге темы различных религиозных путей и возможного спасения вне веры. Однако, в данном слове, произнесенном на смерть отца (Слово 18), свт. Григорий дает совсем другое свидетельство, противное мнению о спасении вне веры чуждого святительскому мировоззрению, тем более речь посвящена отцу, не только праведнику, но и верному христианину возглавлявшему епископскую кафедру в Назианзе, воспринятую позже сыном в святительском сане. Св. Григорий говорит здесь, что отец еще до принятия сана, и даже до Крещения вел глубоко благочестивую добропорядочную жизнь и христианство воспринял искренне, как веру своей души.
     
Говорит, что еще не составляя единое Тело, отец исполнился благочестия и приуготовлялся призывающей благодатью, был промыслительно предначат и к Крещению, и к Священству, подготавливаясь «подобно прекрасно отделанному духовному изваянию», так, здесь же святитель говорит: «он весьма был внимателен к самому себе и к предначатому. В нем все имело взаимное согласие, и бывшее до священства - с преимуществами священства», – но эти слова, конечно же, не означают, что до хиротонии отец имел благодатные дары Священства и мог литургисать, как и не значат цитируемые выше слова, что вне Крещения он достиг спасения.

«Был мой отец - ветвь еще чуждая, но по жизни преклоненная к нам. Он столько отличался целомудрием, что был вместе и весьма любезным и самым скромным, хотя трудно сойтись обоим этим качествам. А правдивость его имеет ли нужду в сильнейшем и очевиднейшем доказательстве, когда знаем, что он, проходя первые должности в государстве, не приумножил своего имения и одной драхмой» (Слово 18), – свидетельствует о добром нраве отца св. Григорий. Добрая жизнь, вне сомнения, содействует обращению к истинной вере, почему св. Иоанн Златоуст говорит: «(Христос) показывает, что никто, находясь в заблуждении, не захочет обратиться к вере, если предварительно не предпишет самому себе доброй жизни» (св. Иоанн Златоуст. Беседа 28 на Евангелие от Иоанна).

Упоминая в этом же слове и о своей матери, праведной Ноне, св. Григорий четко указывает, что несмотря на свою уже преклонность к праведности, отец пребывал вне Бога, и если он «нравами предварял веру и не имея имени (христианин)», – как говорит св. Григорий, – «обладал самой вещью», то сущностью этой «вещи» является здесь не спасающее богопознание, напротив, в своем слове св. Богослов указывает, что при всех добродетелях отец до Крещения был «в отчуждении от Бога» и мать св. Григория «потому день и ночь припадала к Богу, в посте и со многими слезами просила у Него даровать спасение главе», ибо при добром нраве он был чужд спасению пребывая в отчуждении от Бога:

«Она, по преизбытку веры, не потерпела быть в союзе с иноверным, и хотя была самая терпеливая и мужественная из жен, однако в том единственно не могла сохранить любомудрие, чтобы одной половиной быть в соединении с Богом, а другой частью самой себя оставаться в отчуждении от Бога. Напротив, она желала, чтобы к союзу плотскому присоединился и союз духовный. А потому день и ночь припадала к Богу, в посте и со многими слезами просила у Него даровать спасение главе ее и неутомимо действовала на мужа, старалась приобрести его различными способами» (Слово 18).

Как это видно, здесь нет и намека на указанный в брошюре смысл спасения вне Крещения. Своим добрым нравом – вещи, доступной и вне Церкви, человек не способен восхитить Царство Божие,ибо «вне Церкви нет спасения» (свмч. Киприан Карфагенский), это свидетельство святоотеческого Предания имеет основополагающее значение: "тот, кто хотя бы добр был по делам, но не получил запечатления водою, не войдёт в Царствие Небесное. Слово дерзновенно, но не моё; ибо так определил Иисус" (св. Кирилл Иерусалимский. Огласительные слова,3), свидетельство, которое находит отражение в слове св. Григория о сложном пути отца ко спасению (некоторое время отец св. Григория принадлежал к иудео-христианской секте "ипсистариев") и участии праведной Ноны, горячей молитвой содействовавшей спасительному обращению мужа к вере.

Параллелизмы, как и другие формы речи естественны для выражения мысли в т.ч. в святоотеческом слове, и не требуют непосильного напряжения для своего понимания, так, например, свт. Феофан Затворник пишет в одном из писем, используя подобную стилистическую фигуру: “У протестантов есть православные, но они все же протестанты. Какие это? Это те, которые придерживаются мудрованию первых протестантов. Нынешние протестанты далеко отошли от первых  и  чистых протестантов, т.е. совершенно согласных с древними теперь почти нет... Какие протестанты стараются держаться древних протестантов, те у них  и  православные - но все же протестанты” (св. Феофан Затворник. Собрание писем. Вып. 6. М., 1899, с. 98). Безусловно, этим словом святитель не указывает на правость веры протестантов (тем более на их спасение).

В целом, вызывают недоумение принципы коими руководствуется автор брошюры в приводимых цитатах и усвоении совершенно чуждого (святоотеческим словам) смысла, вещи, совершенно не допустимой не только в богословском дискурсе, но и в светской сфере научной коммуникации. Тем не менее, в брошюре, вновь со ссылкой на св. Григория Богослова, мысль о спасении вне Церкви утверждается через уже высказанное ранее автором книги мнение о посмертном крещении в аду: «Не потому ли свт. Григорий Богослов и писал об огненном крещении в аду (выше мы уже приводили эти слова): "И что мне за закон человеконенавистничества Новата... Может быть, они будут там крещены огнем - этим последним крещением, самым трудным, и продолжительным, которое поедает вещество как сено и потребляет легковесность всякого греха" (с.97).

Ранее затрагивался вопрос отношения св. Григория к значению Таинств и, безусловно, для святителя совершенно чуждой является мысль о спасении вне Крещении. О чем говорит здесь (Слово 39) свт. Григорий? Упоминая об огненном крещении в аду (этот вопрос рассматривался в первой части http://blagolub.livejournal.com/16795.html) святитель указывает на опасность вечной смерти еретиков (новатиан) при последнем огненном испытании, на котором нечестивые еретики-богоборцы будут крещены (крещение буквально означает погружение – βάπτισμα) огнем. В этом смысл слов св. Григория, – примите истинную веру при жизни запечатлев ее Таинством Христова Крещения, в противном случае будете крещены по смерти огнем, но это уже не будет спасительно для вас (см. подробнее http://blagolub.livejournal.com/15463.html), ибо «это крещение огнем конечным, каковым крестит Христос лишь нераскаянных грешников, окончательное отделение пшеницы от плевел, которые обречены на сожжение огнем неугасимым (Мф. 36, 12)» (Фаддей (Успенский), сщмч. Чем отличается крещение Иоанново от крещения Христова?//Радуйтесь! - М.,1998).

При предлагаемом же в брошюре понимании святительских слов (в смысли возможности спасающего крещения по смерти) разрушается суть предостержения св. Григория о необходимости незамедлительного покаяния и принятия Крещения в истинной вере (при жизни), что показывает совершенную недопустимость переосмысления святительского предупреждения.

То, что святителю совершенно чужда мысль о спасении вне Крещении несомненно свидетельствует сам св. Григорий Богослов. Даже рассматривая участь некрещенных по-малолетству, т. е. детей не имеющих личных грехов, св. Богослов говорит: "Иные даже не имеют возможности и принять дара, или, может быть, по малолетству, или по какому-то совершенно не зависящему от них стечению обстоятельств, по которому не сподобляются благодати, хотя бы сами того и желали... А последние не будут у праведного Судии ни прославлены, ни наказаны, потому что, хотя незапечатлены, однако же и не худы, и больше сами потерпели, нежели сделали вреда" (Слово 40), - т. е. и младенцы незапечатленные Таинством, хотя и не имеют грехов и не могут поэтому быть наказаны, войти в Царство славы не в силе, ибо «если кто не родится от воды и Духа не может войти в Царство» (Ин.3:5), - тогда как за порогом жизни это Таинство недоступно. Если и дети не имеющие грехов, – по слову св. Григория Богослова, – вне спасительной славы, то что говорить о других некрещенных.

Нивелируя значение Таинств автор разбираемой книги указывает далее (в разделе «Вопросы о вечности»), что Крещение имеет для спасения не существенное значение, а: «лишь действенное средство помощи человеку на пути к спасению. Интересно, кто крестил ветхозаветных праведников, благоразумного разбойника, апостолов, саму Божию Матерь, многих мучеников и каким чином: погружением, обливанием, окроплением? Неужели не понятны такие простые вещи?» (с.118) – риторически поясняет свое мнение современный богослов.

Удивительно, что «один из лучших богословов времени» (согласно аннотации книги) опускает ответ Св. Предания на данный вопрос, несмотря на очевидность свидетельств. О существенном значении Таинств говорит Сам Господь: «если кто не родится от воды и Духа не может войти в Царство Божие» (Ин.3:5); «Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин.6:53).

Святоотеческое толкование поясняет слова Господа: «Я говорю тебе, что и ты, и всякий другой будете вне Царствия, если не родитесь свыше и от Бога и не получите должного обо Мне понятия. Ибо рождение чрез крещение, внося в душу свет, дает ей возможность видеть или познавать Царствие Божие, то есть единородного Его Сына. Ибо Сын может быть назван как премудростью Божиею, так и Царством Божиим. Царства же сего, Никодим, никто не может видеть или познать, если не родится от Бога»;   «нельзя иначе иметь жизни, говорит: если не будете есть плоти, и прочее. Так и Никодим от неверия говорил: как может человек войти в утробу матери (Ин. 3, 4)? Посему когда мы слышим, что, не вкушая плоти Сына, не можем иметь жизни, мы должны иметь несомненную веру при принятии Божественных Тайн, а не спрашивать: "как?" ... не причащающиеся оной не будут иметь участия в жизни вечной как не принявшие Иисуса, Который есть истинная Жизнь» (блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Ин. 3:5; 6:53).

Св. Василий Великий пишет: "почему мы христиане? Всякий скажет: по вере. А каким образом спасаемся? Таким, что возрождаемся именно же благодатию, подаваемою в Крещении. Ибо чем иначе спастись. - Неужели, познав сие спасение, утвержденное Отцем и Сыном, и Святым Духом, отступимся от принятого нами образа учения? Великого сокрушения было бы достойно, если бы теперь оказались мы более далекими от своего спасения, нежели когда уверовали, если бы теперь отреклись от того, что тогда приняли" (свт. Василий Великий. О Святом Духе к св. Амфилохию Иконийскому. Глава 10).

Указывая на необходимость личного стремления и доброй жизни по вере, Предание подчеркивает онтологический характер Таинств для человека, и их существенное значение для спасения. Святоотеческое учение указывает, что спасение обретается "через Святые Таинства и Святые Добродетели" (прп. Иустин Челийский). Так, св. Иоанн Златоуст говорит: "Крещение не просто отпускает нам грехи, не просто очищает нас от беззаконий, но так, как бы мы вновь родились: ибо оно вновь творит нас и образует... обновленными и в блеске не уступающими лучам солнечным, сокрушив ветхого человека и устроив нового" (свт. Иоанн Златоуст. Слова огласительные. Слово 1).

Из истории известно, что значение Таинств низводилось до уровня лишь некоторого вспомогательного средства британским монахом Пелагием, учение которого было соборно осуждено Церковью еще в V веке. И если, ветхозаветных праведников (живших до установления Таинств и в силу этого не крещенных) из ада вывел Сам Христос, накануне Своего Воскресения: "Он сошел во ад, чтобы исторгнуть оттуда содержавшихся там святых" (Толедский Собор 625г. подробнее см. http://blagolub.livejournal.com/10243.html), то, согласно Преданию, праведники нового времени вошли в Царство через Крещение, ибо "никто не входит в Царство Небесное иначе, как только через Таинство Крещения" (св. Амвросий Медиоланский):

Мученики вошли в Царство через Крещение кровью, святые Отцы указывают на действительность этой формы Крещения: «крещение мученичеством и кровью, которым крестился и Сам Христос, которое гораздо достоуважительнее прочих, поколику не оскверняется новыми нечистотами» (свт. Григорий Богослов. Слово 39).

Предание свидетельствует о Крещении св. Иоанна Предтечи. Говоря о необходимости Крещения св. Иоанна блаженный Феофилакт Болгарский замечает: «Предтеча имел нужду получить Крещение от Господа, ибо и сам он, как произшедший от Адама, заражен был скверной преслушания. Воплотившийся же Христос очистил всех» (блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Мф. Гл.3).

Блаженный Иероним в толковании на Евангелие от Матфея поясняет: «Прекрасно сказано Им: "Оставь теперь", — чтобы показать, что Христос должен был креститься в воде (от Иоанна), а Иоанн в Духе — от Христа; или иначе: не препятствуй только Мне, принявшему вид раба, исполнить свойственное смирению его. Сверх сего ты должен знать, что будешь крещен в день суда Моим крещением. Не препятствуй только, говорит Господь Иисус: Я имею и другое крещение, которым Мне должно креститься. Ты крестишь Меня водою, чтобы Я крестил тебя во имя Мое кровью твоею» (блж. Иероним. Толкование на Мф.3:15).
И действительно, вскоре св. Иоанн Предтеча был крещен своей кровью, в связи с чем прп. Иоанн Дамаскин пишет: «Иоанн крестился возложением руки на Божественную Главу Господа и собственною кровью» (прп. Иоанн Дамаскин. ТИПВ.4,9).

Предание также указывает на Крещение благоразумного разбойника (подробнее см. http://blagolub.livejournal.com/5938.html). Сделаем небольшое отступление, рассматриваемые здесь вещи (Крещение разбойника и др.) безусловно имеют характер исключительный, а не общий и было бы неверным задавать общий ориентир в вопросах духовной жизни на подобных примерах, по замечанию византийского канониста Феодора, Патриарха Антиохийского: «я противопоставлю этому законное правило, в котором говорится: что не по правилу, то в пример не приводится» (Вальсамон. Толкование на 18-е правило Сардикийского собора). Но, возвращаясь к рассматриваемому предмету, отметим, что о Крещении разбойника пишет свмч. Киприан Карфагенский, св. Ефрем Сирин, свт. Иоанн Златоуст, ссылаясь на прп. Анастасия Синаита об этом говорит свт. Димитрий Ростовский:

"Итак, не сомневайся возлюбленный: благодать Божия совершенна; место не препятствует, здесь  ли  ты крестился, или на корабле, или на пути. Филипп  крестил  во время пути, Павел - в узах; Христос  крестил   разбойника  на кресте из своей раны, и он тотчас удостоился отверзть двери рая. Итак, ничто не омрачает моей радости и восхищения при возвращении к вам" (свт. Иоанн Златоуст. Т3.Кн2. 4.Слово о возвращении св. Иоанна из Азии в Константинополь).

"Откуда же  были  призваны эти духовные птенцы к зерну любви? Не от воды ли крещения, в которой они в смерть его крестились? Послушаем святого  Анастасия   Синаита  7 , который о благоразумном  разбойнике , для коего вода истекшая из ребер Христовых стала водою крещения, говорит: "к оным птицам (т. е. к небесным духам) отлетел из животворной воды, истекшей из всех птиц святой  разбойник , воспаряя по воздуху в рое птиц вместе с царем — Христом" (свт. Димитрий Ростовский. Слово на Богоявление).


Также, в Предании Церкви не ставится под сомнение Крещение апостолов, если Сам Господь указывая на их Крещение водою от Иоанна говорит о его благодатном восполнении в Крещении Духом Святым, исторически свершившимся в день рождения Церкви.

«И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня, ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым» (Деян.1,4-5)
        
Святой Амвросий Медиоланский в своем слове на Пятидесятницу говорит об этом: "Возвеселимся в сей святой день, как в Пасху мы возвеселились. В Пасху крестятся оглашенные,  в   Пятидесятницу  крещены апостолы, по слову Господа, Который, восходя на небо, сказал ученикам Своим: «Иоанн убо крестил есть водою, вы же имате креститися Духом Святым, не по мнозих сих днех» (Деян 1,5)".

Предание говорит о самых близких ко Христу апостолах и Божией Матери. Так, блаж. Иоанн Мосх запечатлел в Луге Духовном:
«Ведь, не писано об апостолах, что они крещены. Ужели они не войдут в царствие небесное? - Нет! — отвечали на это. — Апостолы крещены, как говорит об этом Климент Строматевт в пятом томе своих "Гипотипоз". Изъясняя слово апостола: "Благодарю Бога, что никого из вас не крестил", — он говорит: "Христос, говорят, крестил одного Петра, Петр — Андрея, Андрей — Иакова и Иоанна, а эти — остальных"» (блаж.Иоанн Мосх. Луг Духовный.176)

Тертуллиан говоря о Крещении, между прочим замечает: «Если они (т. е. Апостолы) приняли человеческое крещение Иоанна, то желали и Господнего Крещения, почему Сам Господь призвал единое Крещение, говоря Петру, не желающему быть измовенным: "кто однажды измовен, не имеет вновь в этом нужды" (Ин. 13, 6), чего, конечно, Он не сказал бы тому, кто некрещен» (Тертуллиан. О Крещении).

К этому вопросу возвращается святитель Софроний Иерусалимский и на основе Предания, хранившегося в Иерусалимской Церкви, свидетельствует: «Господь наш Иисус Христос Своими руками крестил Петра, а Петр, в свою очередь, крестил Андрея, Иакова и Иоанна; Иаков же и Иоанн крестили прочих Апостолов. Божию же Матерь крестили вместе Апостолы Петр и Иоанн» (Fragmentum. De baptismate apostolorum. – Migne. PG.87/3, col.3372).

В синаксари Цветной Триоди на Вознесение Господне в числе прочих упоминаний есть следующее: "Епифаний Кипрский повествова: яко Богослов убо Иоанн Богородицу крести, Петр же и той и прочия апостол» (Триодь Цветная, изд. в 6-е лето патр. Иосифа, л.451 об.).

Преподобный Ефрем Сирин в одном из гимнов на Рождество Христово, вопрошает: «Как наименовать мне Тебя?... Назову ли Тебя Женихом или Господом, Родившим Матерь Свою новым Рождением в водах». И здесь же отвечает от Лица Богородицы: «Я – Раба и Дочь, потому что купил Ты Меня и крестил Меня в водах… И как родила Я Его новым Рождением во плоти, так и Он родил Меня вторым Рождением» (Преп. Ефрем Сирин. Песнопения на Рождество Христово, п. 10 // Творения, т. 5, п. 151, с. 148).


Таким образом, ответ в книге современного богослова мог бы быть дан посредством многочисленных свидетельств Предания о Крещении святых праведников этого краевого времени, хотя, как выше отмечалось, оные примеры имеют характер событий исключительных и ни в коем случае не задаются как общие.


Вполне закономерен для книги озвученный в ней не то упрек, не то вопрос: «Бог что же, не знал, когда творил человека, что почти все погибнут? Ну и хорош же ваш Бог. А вы говорите, что Он любовь. Какая же это любовь, хуже не придумаешь!» (с.90).

Должен ли апологет истины, рассматривая подобный вопрос руководствоваться Откровением Божиим, или в угоду слушателю следовать глобальному конкордату сего времени? Вопрос риторический, безусловно богослов (будь то миссионер или апологет) должен оглашать слово Божие, а не человеческие измышления, какими бы привлекательными они ни казались современному обывателю. В истину надо не завлекать гуманизацией обмана, это в известном смысле насилие над человеком и его выбором, истину необходимо праведно раскрывать ищущему оставляя за ним свободу самоопределения в познании. И святые Отцы отвечают на поставленный вопрос не деформируя праведность человекоугодничеством.

Преподобный Иоанн Дамаскин в «Точном изложении веры» пишет, что Бог Благ и дает благость бытия всем, независимо от будущего выбора каждого, и выбор (в силу этого) здесь не ограничен условием бытия, если же чей-то выбор зла предупредил бы благость приведения его в бытие, то зло послужило бы препятствием для блага и превзошло бы Благость Божию, Бог же дает существование всем, и каждый сам уже в дальнейшем определяется сообразно своему выбору, быть причастником блага или нет:

«Бог, по благости Своей, приводит из небытия в бытие все существующее и о том, что будет, имеет предведение. Итак, если бы те, которые согрешат, не имели в будущем получить бытие, то они не имели бы сделаться и злыми, (а потому) не было бы о них предведения. Ибо ведение относится к тому, что есть; а предведение - к тому, что непременно будет. Но сперва - бытие (вообще), а потом уже - бытие доброе или злое. Если же для имеющих получить в будущем, по благости Божией, бытие, послужило бы препятствием к получению бытия то (обстоятельство), что они, по собственному произволению, имеют сделаться злыми, то зло победило бы благость Божию. Поэтому Бог все, что Он творит, творит добрым; каждый же по собственному произволению бывает или добрым, или злым. Отсюда, если Господь и сказал: добрее было бы человеку тому, аще не бы родился (Марк 14:21), то Он говорил это, порицая не свое собственное творение, а то зло, какое, возникло у Его твари вследствие ее собственного произволения и нерадивости. Ибо нерадивость ее собственной воли сделала для нее бесполезным благодеяние Творца. Так, если кто-нибудь, кому вверены царем богатство и власть, употребит их против своего благодетеля, то царь, усмирив его, достойно накажет, если увидит, что он до конца остается верен своим властолюбивым замыслам» (прп. Иоанн Дамаскин. Почему наперед знающий все Бог создал тех, которые согрешат и не раскаются?//ТИПВ.4.21).

В этом же ключе отвечают другие Отцы Церкви. Свт. Григорий Палама в "Беседах" указывает на благость Божию, по которой творятся сообразно замыслу Божию все, и избравшие благую часть, и все остальные:
"Бог, по причине присущей Ему благости и милосердию, не ради имущих стать по своей воле дурными допустил благим придти в бытие, но ради благих сотворил и имеющих стать дурными" (св. Григорий Палама. Беседы. Ч. 2. М., 1993. - Сс. 156-157).

Бог Благ, именно поэтому приводимые в бытие по причастию ко Творцу усваивают эту принадлежность становясь благими, отвергшие же Господа в силу удаления от Блага лишены этого свойства, но не по причине мнимой неблагости Бога, а в силу своего решения:

«Погибают многие в этой жизни, потому что нерадят о предложенном им законе Божием. Ибо строго повелел Бог приходящим, когда они пришли, что делая, они будут живы, и что соблюдая, не будут наказаны...
Не старайся более испытывать о множестве погибающих. Ибо они, получив свободу, презрели Всевышнего, пренебрегли закон Его и оставили пути Его, а еще и праведных Его попрали, и говорили в сердце своем: "нет Бога", хотя и знали, что они смертны» (3 Езд.7,20-29; 8,50-55)



Нельзя сказать, что сверх всякого чаяния оказался другой, приводимый в брошюре пример: «Преп. Нектарий Оптинский считал, что "простой индус, верящий во Всевышнего и исполняющий, как умеет, волю Его, - спасется. Но тот, кто, зная о христианстве, идет индусским путем, - нет"» (с. 94).

В эпистолярном наследии самого прп. Нектария нет нигде данного суждения, передается оно через третьи руки, что не позволяет считать его достоверным. Однако, само высказывание имеет не толерантно-экуменистический, а вполне допустимый христианский смысл: действительно, любой индус (японец, бурят, индеец) исполняющий волю Творца (а не языческих богов: «все боги язык суть бесове» Пс.95:5) приятен Богу «иже хощет всем человеком спастися и в разум истины прийти» (1Тим.2:4). Увидевший свет Всевышнего, теперь отрицается языческого пантеона и служения, и сочетаясь воле Творца устремляется познать уже истинную веру, ибо изволение Вседержителя, чтобы человек обрел спасение через веру, как это сделали, например, в древности жители Мадраспатнама (Ченнаи) на юге Индии, обратившиеся в христианство, или в наше время индианка Ранда (Элеса) Далал, выросшая в семье джайнов практиковавших идолослужение, но принявшая православную веру: «я всегда верила в личного Бога и всегда была настроена против идолопоклонства. В юности я сознательно молилась Тому, о Ком я думала, что это личный Бог, и я чувствовала, что Он слышит меня», – свидетельствует Ранда. Всевышний привел Ранду к истинной вере и исполняя правду Божию она приняла Православие, хотя при этом встретила сильнейший отпор со стороны близких: «Наши отношения с мамой прервались...Для нее мое крещение было настоящим ударом: я оставляла не только веру, в которой выросла, я оставляла еще и свою социальную идентификацию джайна» (Road to Emmaus. Vol. 6. № 2 [21]).

Безусловно, имеющие этот бесценный дар – Православие, и уклоняющиеся в индуизм теряют надежду на спасение, которую имели содержа истинную веру, о чем и говорится в выдержке приписываемой прп. Нектарию Оптинскому. Эта мысль находит свое основание в словах апостола Петра: «ибо, кто кем побежден, тот тому и раб. Ибо если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди» (2 Пет.2,19-21).

В своей сущности индуизм противоположен христианству, например, основным тезисом религиозного монизма в брахманизме является: «Брахман и джива (индивидуальная душа) суть одна и единственная Реальность, а явленный мир — майя — есть иллюзия». В этом ключе трактуется индуистская махавакья Упанишад: «тат твам аси» («ты есть то»). Интересно, что при всеобщем статистическом учете в Индии (в 80 г.) брамины, как и представители других религиозно образованных сословий на вопрос переписи о имени отвечали сообразно адвайта-веданте: «сей атман есть Брахман». Согласно этим взглядам, Бог тождественен «я» человека («То,что есть высший Брахман, Атман всего,великое всеобщее прибежище, тоньше тонкого, вечный, То – ты, ты – То» Кайвалья упанишада). Необходимого осмысления трансцендентной бездны между Богом и человеком здесь нет в принципе, т. к. человек и Бог – суть одно и лишь мрак иллюзий, согласно веданте, мешает это постичь. Спасение (мукти) понимается здесь как освобождение от этой иллюзии и постижение самотождественности Богу. Печальная суть пантеистических религий не имеет ничего общего с сущностью спасения (в христианстве), причина, по которой основу мировоззрения индуизма составляет этический релятивизм, где низшее находит себя в высшем. Отсюда, индуизм противоположен христианству, поскольку, кроме прочего, в открытой форме предполагает поклонение злу. Достаточно проиллюстрировать это некоторыми характерными для индуизма примерами.

В эпосе Махабхарата, составляющим «священное писание индуизма» (смрити), дается яркое описание вселенской формы «Господа богов» (согласно смрити):

 
«Образ твой великий с многочисленными зевами и очами, о мощнорукий, с многочисленными руками, бёдрами, ступнями, с многочисленными туловищами, с многочисленными выступающими клыками, миры узрев, трепещут, также и я; Касающегося небес, сияющего, многоцветного, с разверстыми зевами, с огромными пламенеющими глазами, увидя тебя, содрогается все существо мое до глубины души и не нахожу я ни твердости, ни покоя, о Вишну!

Выступающие клыки твои и зевы увидав, подобные пламени (всеуничтожающего) времени, я не узнаю сторон, не нахожу спасения; умилосердись, о владыка богов, прибежище мира. Эти все сыновья Дхритараштры вместе со множеством властителей земли, Бхишма, Дрона, также тот сын возничего вместе с моими представителями войск

В страшные пасти твои, ужасающие клыками, несутся,некоторые, повиснув между зубов, виднеются с размозженными головами. Как многие потоки речные в сторону океана стремятся, так эти мужи мира людского в пылающие пасти твои входят. Как мотыльки попадают в горящее пламя, чтобы там погибнуть, так стремительно входят в пасти твои эти люди на свою погибель.

Своими пылающими устами слизываешь ты отовсюду эти миры целиком, пожирая; блеском своим целиком заполняя вселенную, твой ужасный жар его накаляет, о Вишну. Поведай мне, кто ты, ужаснообразный»
(Махабхарата. Бхишмапарва. Песнь Господа. Гл.33, 23-31. Текст сост. по пер. акад. Б.Л. Смирнова и пер. В.Г. Эрмана).


Другой отрывок уже не имеющий характера «богооткровенного текста», но авторитетный и достаточно показательный для индуизма в современной упаковке Свами Вивекананда, увлекшего многих христиан:

«Я поклоняюсь Ужасающей! Ошибочно полагать, что всеми людьми движет только тяга к наслаждению. Столь же многие имеют врожденную тягу к мукам. Будем же поклоняться Ужасу ради него самого. Немногие дерзали поклоняться Смерти, или Кали! Будем же поклоняться Смерти!»,
- «Есть еще кое-кто, кто смеется над существованием Кали. Но ведь сегодня она здесь, в толпе. Люди вне себя от страха, и солдаты призваны сеять смерть. Кто может утверждать, что Бог не может проявлять себя в виде Зла, как и в виде Добра? Но только индуист осмеливается поклоняться Ему как Злу», -
«Почему бы и не пролить немного крови для полноты картины?».


Не отличается по сути и реформированный индуизм, несущий в себе подобные принципы «освобождения»:
«А в жизни Бог и дьявол не являются двумя, они одно. Дьявол — это одно лицо, а Бог — это другое лицо одной и той же энергии, они не являются двумя.» (Ошо. «Син Син Мин: Книга ни о чем»).

Какого «спасения» достигнет исполняющий волю указанного индуизмом «Всевышнего», можно увидеть по прочитанным выдержкам. Об абсолютной несовместимости спасения и индуизма свидетельствуют сами люди, познавшие индуизм изнутри, и не только в теории, но и в повседневной практике десятилетий жизни. Такое свидетельство человека, обратившегося по милости Божией в истинную веру, приведено в книги о. Серафима Роуза "Православие и религия будущего":

«все, что почитают христиане или индуисты, непосредственно вытекает из их догматов. А индуистские догматы - прямое отрицание христианских догматов. Это ведет к потрясающему заключению: то, что христиане считают злом, индуисты считают добром, и наоборот: то, что индуисты считают злом, христиане считают добром.
Реальная борьба заключается вот в чем: самый страшный грех для христианина есть самое высшее осуществление добра для индуиста.

Христиане всегда признавали гордыню главным грехом, источником всех остальных грехов. Прототипом этого становится Люцифер, который говорит: взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой... взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему (Ис. XIV, 13–14). На более низком уровне именно гордыня обращает все достоинства человека в пороки. А для индуиста вообще, и для адвайтиста или ведантиста в особенности, единственный "грех" — это неверие в то, что ты сам и человечество — и есть Сам Бог.

Из всего этого можно видеть, что догматы индуизма и христианства, поставленные лицом к лицу, отрицают взаимно друг друга во всем, что касается природы Бога, природы человека и смысла человеческого существования...
А конечный результат этой войны поистине устрашает: развращающая сила индуизма непомерна...Собственно говоря, индуизм — это не столько интеллектуальный поиск, сколько практическая система, и эта практика в прямом смысле слова — черная магия...

Это классическая фаустовская ситуация, но только практикующий не знает одного: что ему придется расплачиваться ценой своей бессмертной души» (иером. Серафим Роуз. Сила языческих богов // Православие и религия будущего).


Действительно, нельзя не согласиться с репликой книги ("Православие и религия будущего"): «очень немногие... имеют сколько-нибудь четкое представление о языческих религиозных обрядах и верованиях, от тирании которых человечество было спасено благим и легким бременем Христа» (там же).

далее продолжение, часть 8   http://blagolub.livejournal.com/18877.html

Comments

livejournal
Jan. 23rd, 2013 10:42 am (UTC)
"Посмертная жизнь души" (Заметки читателя).
Пользователь am_kalinin сослался на вашу запись в записи «"Посмертная жизнь души" (Заметки читателя).» в контексте: [...] ;Посмертная жизнь души" (7-я часть)   http://blagolub.livejournal.com/18394.html [...]

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com