?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Нынешний техногенный уклад, выводящий жизнь на "новый исторический виток", открывает  человечеству современные нравственные и религиозные императивы. Эпоха постмодернизма, в силу стремительного расширения сознания, смещает духовные ориентиры, так что, белое становится черным,  красное - синим. Ментальная перестройка в новейшее время экстраполирует принципы релятивизма из новой механики в мировоззрение "нового человека", утверждая относительность фундаментальных понятий в т.ч. духовно-религиозного содержания.

Так, исповедание Церкви о невозможности спасения вне Христа, объявляется сегодня слишком простым и устаревшим учением "темного средневековья". Библейское слово о том, что "нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись" (Деян.4:12) предлагается понимать метафорично. Учение Христа о вечном Царстве святых и вечном наказании грешников (Мф. 25: 41,46) предлагается рассматривать исключительно в педагогическом контексте. Само понятие «вечность», теперь, активно предлагается понимать не как бесконечность, а как временный (конечный) интервал.



Во многих  публикациях, затрагивающих эсхатологические темы, мы видим эту современную мысль: "понятие вечности не означает бесконечности".

Так ли это? Действительно ли учение Церкви допускает мысль о неверности прямого понимания слова Христова (о  вечном наказании) или допускает, в данном случае, интерпретацию вечности как временности? Действительно ли учение Церкви по этому важному вопросу могло меняться со временем и в Предании закономерен известный принцип относительности?

Ответ очевиден из принципиальной невозможности изменения вероучения. Предание Церкви однозначно отвечает: истины веры не меняются и не развиваются.

"Итак, бpaтие стойте и держите предания, которым вы научены или словом, или посланием нашим" (2 Солун. 2:15); "Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема" (Гал.1:9), - указывает на неизменность вероучения апостол Павел.

"Знай, что мы должны служить не времени, а Богу", - свидетельствует свт. Афанасий Великий.

Выразительно об этом же говорит св. Викентий Лиринский: "Предание, говорит Апостол, сохрани, т. е. талант веры вселенской сбереги в целости и неповрежденности, чтобы, что тебе вверено, то пусть и остается у тебя, то ты и передавай. Ты получил золото, золото и отдавай. Не хочу, чтобы ты мне подкидывал вместо одного другое, не хочу, чтобы вместо золота поставлял ты нагло свинец или, обманно, медь... Церковь Христова, заботливая и осторожная блюстительница  догматов , никогда в них ничего не изменяет, ничего не уменьшает, ничего не прибавляет, необходимого не отсекает, излишнего не прицепляет, своего не теряет и чужого не присвояет, но со всею рачительностью старается единственно о том, чтобы рассуждая о древнем верно и мудро, если что в древности предначертано, основано, то довершать и обделывать, если что пояснено уже и истолковано — то укреплять и подтверждать, если что уже подтверждено и определено — то хранить. Чего другого, наконец, всегда старалась она непременно достигнуть определениями Соборными. Не того ли только, чтобы после с рассудительностью веровали в то же самое, во что прежде веровали в простоте. Не колеблясь говорю и всегда скажу, что Вселенская Церковь побуждаемая новизнами еретиков, через определение своих Соборов не другое что-нибудь делала, как именно то, что принятое ею прежде от предков по одному Преданию подтверждала потом для потомков"

В деяниях VI-го Вселенского Собора записано: "Трижды анафема за всякое новшество и делание против церковного предания и учения и правил святых и блаженной памяти отцев. Анафема, если кто нарушит какое-нибудь записанное или не записанное Предание Церкви"

Итак, сущность Предания неизменна,  суть вероучения и в древности, и в средние века  та же, что и сегодня. Очевидно, поэтому, упреки в адрес христиан в несовременности взглядов, по меньшей мере, нецерковны:

"Все, что издревле предано от святых отцев достойно почитания; все же ново полагаемое не уместно и не может иметь знaчeния" (Свт. Василий Великий)

"Называет также отступниками и тех, которые вводят в Церковь иные умышления и отметая древние церковные обычаи, новые противные устанавливают. Таковых отступников, по его определению, возможно допускать в церковное общение только после их отречения от своего отступничества и по исповедании грехов своих с епитемиею и тогда уже разрешением святительским они очищаются и допускаются в общение церковное". (Св. Мефодий Исповедник)

Из  вышесказанного следует, что и в 1-м веке, и в 6-м, и в 19-м, и сегодня, слово Господне понимается Церковью одинаково  и неизменно.

Это, конечно, справедливо и в отношении слова Божия  о вечности наказании грешников. Прежде всего, отметим некорректность современной тенденции редуцирования этого откровения лишь к дидактике, сведения страшного предупреждения именно к «педагогической, воспитательной»  функции (для острастки):

"Слышал я, как некоторые грехолюбцы говорят, что для острастки людям угрожал Бог геенной, так как будто бы невозможно, чтобы Он, будучи милосердым, наказал кого-нибудь, в особенности того, кто Его не знает. Скажите же мне вы, выставляющие Бога обманщиком, кто во дни Ноя излил волны на всю вселенную, произвел то ужасное кораблекрушение и устроил гибель всего нашего рода? Кто ниспослал те молнии и громы на землю Содомскую? Кто потопил весь Египет? Кто истребил шестьсот тысяч в пустыне? Кто сожег сборище Авироново? Кто повелел земле раскрыть уста и поглотить соумышленников Корея и Дафана? Кто во время Давида поразил в одно мгновение семьдесят тысяч? Кто во время пророчества Исайи умертвил в одну ночь сто восемьдесят пять тысяч? А каждодневных несчастий, которые мы согрешая переносим, разве не видишь? Какой был бы смысл, если бы одни наказывались, а другие не наказывались? Подлинно, если Бог не есть неправеден, - а Он именно и не есть неправеден, - то и ты непременно понесешь за грехи наказание; если же Бог не наказывает, потому что Он человеколюбив, то и тем не следовало понести наказание. Вот даже и за эти самые слова, нами переданные, Бог наказывает многих и в настоящей жизни, чтобы, если вы не поверите словам угрозы, то хотя бы поверили делам кары", - предупреждает об опасности неверного разумения слов Господа свт. Иоанн Златоуст (Слово 25-е "О будущем Суде").

Вечность наказания имеет онтологический характер, несводимый к педагогике, и, в этом отношении, очевидно свидетельство отцов Церкви (см. blagolub.livejournal.com/4788.html#cutid1 ) :

Св.Василий Великий: "Что в некоторых местах богодухновенного Писания сказано, по-видимому, обоюдно и прикровенно, то уясняется сказанным открыто в других местах. Так, Господь то решительно говорит, что пойдут сии в муку вечную (Мф. 25, 46), то отсылает иных в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (41), а в другом месте именует геенну огненную и присовокупляет: где червь их не умирает и огонь не угасает (Мк. 9, 47-48); и еще древле о некоторых предрек чрез пророка, что червь их не умрет, и огонь их не угаснет (Ис. 66, 24); потому, если при таком числе подобных свидетельств, находящихся во многих местах богодухновенного Писания, многие еще, как бы забыв о всех подобных изречениях и определениях Господних, обещают себе конец мучению, чтобы свободнее отваживаться на грех, то сие, конечно, есть одна из козней диавольских. Ибо если будет когда-нибудь конец вечному мучению, то и вечная жизнь, без сомнения, должна иметь конец. А если не позволяем себе помыслить сего о жизни, то какое основание полагать конец вечному мучению, когда при том и другом одинаково находится приложение «вечный»? Идут сии, сказано, в муку вечную, а праведники в жизнь вечную (Мф. 25, 46). А согласившись в этом, надобно знать, что выражения бит будет много и бит будет меньше (Лк. 12, 47-48), означают не конец, а разность мучения»   (Творения. СПб., 1911. Т.2.)

Свт. Иоанн Златоуст: "Есть много людей, которые возлагают добрые надежды не на то, что они воздерживаются от грехов, а на то, что полагают, будто геенна не так страшна, как говорят о ней, но слабее той, какою угрожают нам, и при том временна, а не вечна, и много умствуют по этому поводу. Между тем я могу представить много доказательств и даже вывести из самых слов (Писания) о геенне, что она не только не слабее того, как ее представляют в угрозах, а еще гораздо ужаснее. Впрочем, теперь я не буду заводить об этом речи. Довольно и того опасения, какое возбуждают в нас одни слова (о геенне), если мы даже не будем раскрывать их смысла. А что она не вре­менна, послушай, что говорить здесь Павел о людях, не ведущих Бога и не верующих в Евангелие, именно, что они подвергнутся наказанию, вечной погибели. Итак, каким образом вечное может соделаться временным?"  (На II Фес. Беседа 3-я)

Прп. Максим Исповедник: "И сотворит Он отмщение Своим противникам, отделив, через святых ангелов, неправедных от праведных, проклятых от святых… И, как гласит истина божественных словес, Он воздаст на бесконечные и нескончаемые века праведное воздаяние каждому соответственно достоинству прожитой им жизни" (Мистагогия, XIV).

Прп. Иоанн Дамаскин: "вечная жизнь и вечное мучение обозначают нескончаемость будущего века. Ибо время по воскресении уже не будет исчисляться днями и ночами, или, лучше, тогда будет один невечерний день, так как Солнце правды ясно будет светить праведным, а для грешных настанет глубокая нескончаемая ночь. Поэтому каким образом будет исчисляться тысячелетнее время оригеновского восстановления?" (Точное изложение православной веры. 2. 1).

Прп. Никита Стифат: "Верую в воскресение мертвых и исповедую бесконечное царство праведников во век веков и то, что наказание грешников и самих демонов будет длиться вечно и никогда не прекратится и что грешники и демоны не вернутся снова в первозданное состояние, как заблуждается в помрачении Ориген" (Исповедание веры. 13).


Это же учение исповедуется и в русской богословской традиции:

Свт. Илия Минятий Кефалонитский свидетельствует:  "Здесь, как бы мы ни были несчастны, если уже это неизбежно, то, умирая, мы все же освобождаемся от всех терзаний, и смерть – этот последний наш врач, вместе с жизнию отнимает у нас и болезни. Не таково состояние грешников в аду, где мучение в крайней степени и не имеет облегчения, а что хуже – вечно и не имеет конца, не кончается никогда, никогда! Пройдут тысячи лет, миллионы лет, а мука все будет еще в своем начале. ...Там, в том мире, нет уже смерти, которая прекратила бы мучения грешника, отнимая у него жизнь. Нет, там смерть безсмертна, там сама жизнь есть постоянная смерть! Там грешные каждый час будут просить смерти, но не найдут ее, как говорит Св. Дух в Апокалипсисе, взыщут смерти, и не обрящут ея (9, 6). Доколе же это мучение? - Оно - всегда и не окончится никогда, никогда!"  (Свт. Илия Минятий Кефалонитский: "Слово в 4-ю неделю поста. О вечном мучении.".

Об этом же говорит свт. Димитрий Ростовский: "Здешний огонь, охватив человека, брошенного в него, тотчас умерщвляет и в один час сжигает и обращает в пепел. А тот, гееннский, огонь жжет, но не умерщвляет: грешники, брошенные в гееннский огонь, не умрут, но будут сжигаемы и мучимы вечно. И если сгорать один час - мучение великое и нестерпимое, помыслим, как ужасно будет мучение тех, которые будут гореть и не сгорать в бесконечные веки". (Настольная книга священнослужителя Издание Московской Патриархии М 1994 том 7 С. 166)

"Слово Божие, -
провозглашает ту же истину свт Тихон Задонский , - объявляет нам блаженную вечность , или вечное блаженство, и неблагополучную вечность в аде и геенне огненной. В блаженной вечности будет жизнь бессмертная, в неблагополучной будет смерть бессмертная ... О, вечность злополучная! - там страдание без утешения, не только словом, но и умом непостижимое страдание, которое всегда будет, но никогда не кончится" (Свт Тихон Задонский Творения, т. II, изд. 5. М, 1889, с. 228.).

Свт. Игнатий (Брянчанинов) пишет адских муках: "Священное Писание повсюду называет адские муки вечными: это учение постоянно проповедовалось и проповедуется Святою Церковию. Господь наш Иисус Христос несколько раз в Святом Евангелии подтвердил грозную истину. Предвозвещая отверженным грешникам общую участь с падшими ангелами" (Слово о смерти).


Согласно Преданию Церкви свидетельствует и свт. Феофан Затворник. Причем, святитель упоминает и о мнениях, столь явно слышимых сегодня, указывая на их несостоятельность и опасность:

"Иным думается, что без наказания и мук грешников, конечно, нельзя оставить, но эти муки не будут вечны: помучатся-помучатся отверженники, а потом и в рай. — Страсть как хочется нам казаться милосердее Самого Господа! Но и эта выдумка несостоятельна: ибо ад не есть место очищения, а место казни, мучащей не очищая. Сколько ни будет жечь кого ад, жегомый все будет такой же нечистый, достойный того же жжения, а не рая. Жжению потому и не будет конца" (Свт.Феофан Затворник. Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни епископа Феофана. М., 1892. С. 3-23)

Изъясняя достаточно четко и ясно смысл евангельских слов о вечном наказании свт. Феофан отвечает колеблющемуся "гуманисту":

"Уж не питатели ли вы такого чаяния, — чтоб Бог державною властию Своею простил грешников и ввел их в рай?... Вообразите, что входит такой — нечистый и мрачный — в рай. Что это будет? Ефиоп среди убеленных. Пристало ли? И у нас когда строятся общества какие, то в состав их входят обыкновенно однородные, — лица другого сорта и сами не захотят вступить в него, и, если б почему-либо захотели, не будут приняты. То же и рай, примет в себя только однородное — чистое и пречистое; а все неподходящее под сию норму не может войти туда.
Положим даже, что какими-либо судьбами грешник втянут в рай; что он там будет делать?! Для него и рай в ад превратится. Вкусить сладостей райских у него нет органа; а чрез то, что там все противоположно его настроению, он будет тесним и гнетум, так, что и места не будет находить. Введите вы в круг людей высшего тона человека простеца — для него пребывание среди их будет настоящая пытка. То же должен испытывать и грешник, если неочищенным втянуть его в рай"
(Свт.Феофан Затворник. Письма к разным лицам)


Страшность Суда, указывает Затворник, необходимо понимать буквально, а не метафорично:

"Не просто же сказал: от Господа, - а от лица Господня, чтоб означить страшность Судии Господа для неверов и грешников и при этом неумытность суда и отмщения. Страшно будет взглянуть им в лице Господу: оно погонит их, или они побегут, чтобы только не встретить лица Его. Ибо очи Его – "пламень огня" (Апок.19. 12)
От славы крепости Его, от мощи Его славной, или от славы мощной. Этим выражается грозное величие Всемогущего Судии, яко Бога. "Не просто приидет, но со славою крепкою. И слава Его не без мощи будет, и мощь не без славы; т.е. Он явится как Царь Всемощный" (Феоф.). – Лице означает грозность; но грозность без силы ничто. У Судии в последний день будет явно то и другое. Неверы и грешники, не гнев только грозный и неумолимый увидят на лице Господа Судии, но и мощь беспредельную, которая покарает их, ввергнув в муку, из коей никто уже не изымет их никогда. То и другое ощутят они, - проникнутся чувством и грозности и беспредельной силы карающей, и подавлены быв сим чувством, отражены будут от Него, как молниею, лишь только изыдет из уст Его грозное решение участи их: отыдите от Мене, и низринутся в геенну. […]

Слова: от лица Господня, и от славы крепости Его, - некоторые из инославных толковников западных перифразируют так: будучи удалены от лица Господня и от славы Его, - полагая, что в этом и будет состоять мука вечная. Мысль эта, по строю речи, здесь неуместна, и вообще не верна. Точно, будущие наказания утяжелятся тем, что грешные удалены будут от лица Божия, зрением Коего услаждаться будут праведники; но состоять будут не в этом одном. И внешнее их положение будет безотрадно не по причине только отсутствия благ, но и по причине положительных мучений".
(Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Толкования Посланий апостола Павла. Послания к Солунянам, к Филимону, к Евреям. М., "Паломник", 1998, с.283-285)


Категорически отвергает святитель и распространившуюся в наши дни мысль о возможном покаянии после смерти (ныне появилось оригинальное "современное" учение о возможности покаяния на Суде) и через это, освобождении от вечных мук:

"Остается строить надежду, нет ли покаяния за гробом? — О, когда бы возможно было это! Какое бы облегчение нам грешным! Господь столько милосерд, что только покайся, хоть бы то и за гробом, непременно простит. Но то наше горе, что надежды-то такой не на чем основать: закон жизни таков, что коль скоро кто положит здесь семя покаяния, хоть бы то при последнем издыхании, то уж не погибнет. Семя сие возрастет и плод принесет — спасение вечное. А коль скоро кто здесь не положит семени покаяния и перейдет туда с духом нераскаянного упорства во грехах, то и там навеки останется с тем же духом, и плод от него вовеки будет пожинать по роду его, Божие вечное отвержение.

В притче о богатом и Лазаре Авраам отвечает богачу: Между нами и вами пропасть велика утвердися, яко хотящий прейти отсюду к вам не возмогут, ни иже оттуду, к нам преходят (Лк. 16, 26). Какое решительное разделение одних от других! Я беру здесь из притчи только одну эту черту, что коль скоро кто, перешедши в другую жизнь, попадет налево, то ему уже нет перехода направо. Но в притче сей проглядывает и та мысль, что на том свете, если б и возможно было кому бросить свое грешное упорство, то это не принесет уже ему пользы. Так по закону правды: приял благая в жизни, а там терпи (Лк. 16, 25). Увы нам грешным! Поспешим поскорее покаяться здесь и получить разрешение, разрешающее навеки не для земли только, но и для неба …

Начало очищению — покаяние; а на том свете ему места нет; и если бы было, нет возможности завершену и запечатлену ему быть таинственным разрешением: ибо это возможно только здесь". (Свт.Феофан Затворник. Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни епископа Феофана. М., 1892. С. 3-23.)



Наступивший век свободомыслия, сместив с Бога основные интенции, утверждает, как бы вспомнив об Истине, несовместимость самой идеи вечности наказания с милосердием Божием. Как часто сегодняшний разум противопоставляет благость Божию — Его правде. Забыв о необходимости раскрытия любви Божией через страх Господень, гуманисты провозглашают принципы земной, понятной современному сознанию любви. Но любовь Божия вовсе не земная, она согласна с Его всеправедностью и в благотворениях, и в самих наказаниях:

"Но не буду и говорить об этом; скажу: богатство попечительности Божьей столь велико, что благость и человеколюбие Его можем указать не только в том, чем Он почтил нас, но и в самых наказаниях. Это-то особенно и прошу вас твердо знать, - что Бог одинаково благ - и когда оказывает честь и благотворит, и когда наказывает и карает. Потому, когда у нас возникнут с язычниками или с еретиками споры и рассуждения о человеколюбии и благости Божьей, будем доказывать благость Его не только тем, чем Он почтил нас, но и самыми наказаниями. Если Бог тогда только благ, когда оказывает честь, и не благ, когда наказывает, то Он благ только в половину; но это не так: нет. В людях, конечно, бывает это, когда они наказывают в гневе и страсти; но Бог, будучи бесстрастен, благотворит ли, наказывает ли, - одинаково благ: и угроза геенной доказывает Его благость не меньше, чем и обещание царствия", - говорит свт. Иоанн Златоуст. (О статуях. Беседа 7, 2)


На несомненное согласие милосердия Божия с вечностью наказания, как и другие отцы Церкви, следуя Священному Преданию, указывает свт. Феофан:

"Недоумение ваше таково: «Как можно, чтоб будущие мучения были вечны?! Никак нельзя. Это благости Божией противно». Прежде всего спросите у своей детской веры, — знает ли она, что Бог именно так определил? И если не знает, просветите ее, указав ей прямые Божеские о сем определения. Господь ясными словами, не допускающими никакого перетолкования, говорит: Идут сии в муку вечную (Мф. 25, 46). — Это говорит Господь, нас ради человек и нашего ради спасения воплотившийся, пострадавший, умерший, воскресший, вознесшийся на небеса и седший одесную Отца, чтоб и там непрестанно ходатайствовать тоже о спасении всех и каждого. Если говорит так Тот, Кому столько стоило спасение наше и Кто ничего так не желает, как чтобы все спаслись, верно, иначе сему быть нельзя. Кажется, такой вывод столь верен и непреложен, что и колебаний никаких допустить не может. А мы с вами что сделали? Так увлеклись недоумением, что заподозрили и подлинность Писания, и верность толкования, говоря: или не так написано в подлиннике, или не так истолковано. Так понравилось нам наше недоумение, что мы готовы ради его все вверх дном повернуть. Но ведь мы имеем подлинные новозаветные Писания. Там стоит: Идут сии в муку вечную. Затем, сколько ни есть переводов Нового Завета, — во всех стоит: Идут сии в муку вечную. И никаким переводчикам никакого повода не представилось и в голову не пришло как-нибудь иначе перевести эти страшные слова: в муку вечную. Потому не может подлежать сомнению, что Господь именно так сказал. (Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни епископа Феофана. М., 1892. С. 3-23.)

"Недоумеваю, - говорит, - как согласить можно вечные муки с благостию Божиею, с беспредельным Божиим милосердием. Ведь страсть какие муки указываются! Огнь неугасающий, червь неусыпающий, тьма кромешная, скрежет зубов! Господи мой батюшка! - Как благоутробный Господь будет смотреть на такие истязания?! Господь нам заповедал прощать. Сам ли не простит? Он молился на Кресте за согрешивших против Него страшнейшим согрешением, - таким, больше которого нет уже и быть не может. Неужели нельзя Ему простить и в будущей жизни?

Что же скажем мы такому недоумению?! Ты стоишь за благость и милосердие Божие. Но речь твоя имела бы смысл, если бы вечность мук определили люди, - безжалостные и неумолимые ригористы. Тогда резонно было бы возразить им: ваше положение не может быть принято, потому что оно противно благости Божией. Но когда такое определение постановил Сам Господь, - всеблагий и всемилостивый, то уместно ли как бы в лицо говорить Ему: быть не может, это противно Твоей благости? - как будто бы Он говорил неизвестно что? Разве Он переставал быть благим, когда изрек сие? - Конечно, нет. А если не переставал быть благим, то нет сомнения, что такое определение совершенно согласно с Его благостию. Ибо Бог никогда ничего не делает и не говорит, что было бы противно Его свойствам. Для детской веры этого объяснения совершенно достаточно. И я на нем покоюсь более, нежели на каких-либо других разъяснениях, - что и вам советую. (…) Вы все упираетесь на благость Божию, а о правде Божией забываете, - тогда как Господь "благ и праведен".

У вас еще прописано: "Как праведные будут наслаждаться невозмутимым счастием, при сознании, что где-то страдают живые существа и будут непременно страдать? Если они возмогут быть счастливыми, то они перестанут быть праведными, и такая безучастность к ближним на небе ввергла бы их в ту же геенну, от которой они избавились, практикуя сострадание и любовь к страждущим на земле". Это чисто адвокатский прием - пускать пыль в глаза софизмами. Если праведников за несострадание к отверженным осужденникам в ад, то Бога осудителя куда?! - Вы все забываете, что ад не человеческая выдумка, а Богом учрежден, и по Божиему же присуждению будет наполнен. Так открыл Он нам в Слове Своем. Если так, то, стало быть, такое действие не противно Богу и не нарушает, скажем так, внутренней гармонии божеских свойств, а напротив, требуется ею. Если в Боге так, то как это может расстроить блаженное благонастроение праведных, когда они един дух суть с Господом? Что Господь считает правым и должным, то - и они. Сочтет Господь должным послать в ад нераскаянных, так будут сознавать сие и они. И состаданию тут места нет. Ибо отверженные Богом отвергнуты будут и ими; чувство сродности с ними пресечется". (Наставления в духовной жизни. изд.Свято-Успенского Псковско-Печерского мон.,1994, с.17, 22, 24
).


     blagolub


Comments

( 3 comments — Leave a comment )
av_volkov
Jul. 20th, 2011 12:40 pm (UTC)
Не про вечность, зато про "муки" объясняет известный миссионер и православный публицист.

http://convent.mrezha.ru/_text/qnaWord.htm
>>>
Вечная мука

Вопрос:
Христос говорит, что грешники пойдут в вечную муку, а праведники - в вечную жизнь. Я понимаю, что рассуждать о вечности бессмысленно, поскольку она нам недоступна, но зачем же мука? Как же не усомниться после этого в любви и милоседии Божием?...

Ответ:
"После этого" надо не сомневаться в любви и милосердии, а как следует изучать Писание. И действительно, в отличие от вечности, вопрос о муках разрешается весьма просто.

Упоминание о вечной муке во всем Новом Завете лишь одно: Мф.25:46. Греческое слово "коласис" весьма далеко от современного значения русского слова "мука"; скорее его надо перевести как "наказание", что мы и видим в английских переводах и в переводе Библейского общества. Причем "наказание" - это тоже двусмысленное слово, речь идет не о возмездии, а об очищении, исправлении. Словарь Дворецкого приводит такую цитату из Аристотеля: "Наказание (коласис) существует для того, кто его несёт, тогда как возмездие (тимориа, Деян. 22:5, 26:11) имеет в виду того, кто его налагает, чтобы доставить (ему) удовлетворение".
blagolyub
Jul. 20th, 2011 05:31 pm (UTC)
Положение и состояние посмертного наказания именуется в Библии - адом. Слово «Ад» происходит от др.-греч. Ἅδης — Гадес или Аид, слово, используемое в Септуагинте для передачи еврейского слова שאול, Шеол и усвоенное Новым Заветом. В контексте Н.З. говорится о конечности ада для праведников (Христос вывел праведников из ада) и о "конечности" ада для осужденных к вечному наказанию на Страшном Суде грешников, - повержении ада в озеро огненное навечно: "И смерть и ад повержены в озеро огненное. Это смерть вторая. И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное" (Откр.20:14,15). В Писании многократно(!) употребляется и именуется:
адом (Лк. 16, 23); тьмой внешней (Мф. 8, 12; 22, 13; 25, 30), геенною огненною (Мф. 5, 22); печью огненною, где будет скрежет зубов (Мф. 13, 50); озером огненным и серным (Откр. 19, 20; 20, 14; 21, 8); землей вечной тьмы, где нет света (Иов. 10, 22); бездною, страшною и для самых демонов (Лк. 8, 31); темницею (Мф. 5, 25); вечными узами и мраком вечной тьмы (Иуд. 1, 6, 13); червем неусыпающим и огнем неугасающим (Мк. 9, 44); вечным огнем (Иуд. 1, 7); дном адовым (Притч. 9, 18); преисподнею (Флп. 2, 10). и т.д.
Так, в Мф.25:46 называется"мукой вечной": "καὶ ἀπελεύ­σον­ται οὗτοι εἰς κόλασιν αἰώνιον οἱ δὲ δίκαιοι εἰς ζωὴν αἰώνιον". Коласин (κόλασιν), здесь, происходит от колазо, означающее отделение-отсечение
(значения: 1. Отделять, отрезать, например ветки деревьев;2. Ограничивать, подавлять;3. Карать, наказывать) в соответствии с контекстом 25-й главы: "Соберутся, – говорит Он, – все народы (то есть, весь род человеческий); и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец" (Мф.25:32).
Господь об этом говорит в 15 гл. Ин. "Кто не пре­будет во Мне, извергнет­ся вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают".

Отделение от праведных в вечности есть ад, а о верности положительного понимания этого наказания, как муки, и притом нескончаемой (вечной, бесконечной), свидетельствует Предание Церкви, вне которого невозможна православная экзегеза (см.19 пр.VI Вс.Соб.):

Толкование на Мф.25:46. И пойдут сии в мýку вечную, а праведники в жизнь вечную.

"Стоящих ошуюю Господь посылает в огонь, который уготован дьяволу. Так как демоны безжалостны и расположены к нам недружелюбно и вражески, то соответствующим образом удостаиваются того же наказания и те из людей, которые имеют такое же свойство и за дела свои подверглись проклятию. Заметь, что Бог не для людей уготовал огненное мучение и не для нас уготовал наказание, а для дьявола, но я сам себя делаю заслуживающим наказания... И пойдут такие люди в муку вечную и никогда нескончаемую, а праведники – в жизнь вечную. Как святые имеют непрестающую радость, так грешники – непрестающее мучение; хотя Ориген и пустословит, говоря, что будто бы есть конец наказанию, что грешники не вечно будут мучиться, что наступит время, когда, очистившись чрез мучение, они перейдут в то место, где находятся праведные, но эта басня ясно обличается здесь, в словах Господа. Господь говорит о вечном наказании, то есть непрекращаемом, ибо сравнивает праведных с овцами, а грешников с козлищами. В самом деле, как козлу никогда не бывать овцою, так и грешник в будущем веке никогда не очистится и не будет праведным. Кромешная тьма, будучи удалена от света Божественного, потому самому и составляет самое тяжкое мучение. Можно представить на это и следующую причину. Удалившись от света правды, грешник и в настоящей жизни уже находится во тьме, но так как здесь еще есть надежда на обращение, то по этой причине эта тьма и не есть тьма кромешная. По смерти же будет рассмотрение дел его, и если он здесь не раскаялся, то там окружает его кромешная тьма, ибо надежды на обращение тогда уже нет, и наступает совершенное лишение божественных благ. Пока грешник здесь, то хотя он и немного получает божественных благ, – говорю о чувственных благах, он все еще раб Божий, потому что живет в дому Божием, между творениями Божиими, питаемый и сохраняемый Богом. А тогда он совершенно отлучается от Бога, не имея участия ни в каких благах: это и есть тьма, называемая кромешною, сравнительно с тьмою здешнею, но кромешною, когда грешник не отсекается совершенно". блж. Феофилакт Брлгарский, на Мф.25.
livejournal
Aug. 10th, 2012 09:16 am (UTC)
"Посмертная жизнь души" (Заключение).
Пользователь hristov109 сослался на вашу запись в «"Посмертная жизнь души" (Заключение).» в контексте: [...] подробно раскрывает учение Церкви об этом предмете (см. http://blagolub.livejournal.com/5724.html [...]
( 3 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com